25 января

Влад Сепетов — оформитель обложек альбомов Кендрика Ламара, Фредди Гиббса и многих других

Архивный материал

Хип-хоп-фотограф и автор обложек важнейших пластинок последних лет Влад Сепетов поговорил с Алексеем Алеевым.

Если вы хотя бы мельком проглядывали списки лучших пластинок 2015 года, то наверняка заметили в них альбом Кендрика Ламара «To Pimp a Butterfly». И критики, и слушатели сошлись во мнении, что невероятно эклектичная, концептуальная смесь из хип-хопа, фанка и джаза — одна из самых значимых записей этого десятилетия. Третья пластинка Ламара — «Bringing It All Back Home» для хип-хопа и «What’s Going On» для поколения 2010-х, альбом, по которому спустя долгое время будут вспоминать нынешние времена. В истории останется и украшающая «To Pimp a Butterfly» обложка: врезающееся намертво в память гротескное черно-белое изображение агрессивно-победного столпотворения молодых черных людей, устроивших переворот в Белом доме. Иллюстрация громко заявляет о пришествии Кендрика Ламара, о том, что на этот раз он настроен более чем серьезно, что его новый альбом — классика с первого звука до сгиба конверта от пластинки.

Дизайн «To Pimp a Butterfly» разработал постоянный оформитель лейбла Top Dawg Entertainment и хип-хоп-фотограф Влад Сепетов, автор обложек для таких артистов, как Скулбой Кью, Джей Рок, Вик Менса, Фредди Гиббс (участник FACES&LACES 2015) и многих других. Мы позвонили Сепетову в Калифорнию и поговорили с ним о любви к рэпу, связанных с жанром визуальных стереотипах и о том, кому уходят награды за лучший дизайн.

Ваши родители из России?

Да, моя мама из Москвы, а отец из Медногорска, это в Оренбургской области. Я пару раз бывал в России, но после того, как окончил колледж, к сожалению, не приезжал. Но зато я люблю оливье, моя мама превосходно его готовит!

Вы сейчас живете в Калифорнии?

Я родился в Аризоне, затем я переехал в Калифорнию, когда мне было семь. Потом я отучился в университете в Сиэтле и вернулся в Калифорнию обратно, уже три месяца как.

Я, честно говоря, думал, что вы там живете уже давно — вы ведь работаете с Top Dawg Entertainment, а это калифорнийский лейбл.

Мы живем в эпоху, когда можно решать все вопросы дистанционно, по электронной почте или другими способами. Мне удавалось работать с TDE, когда я был в Сиэтле.

Ну и как вам живется в Калифорнии сейчас?

Мне нравится, я люблю Лос-Анджелес, можно встретиться со многими интересными людьми, есть что поделать. Жаловаться не на что.

С чего началась ваша карьера дизайнера?

Я получил диплом по специальности «Визуальные коммуникации и дизайн» в Вашингтонском университете и в качестве практики начал делать постеры и оформлять альбомы различным группам из Сиэтла. Все выросло из этого.

Помните момент, когда подумали про себя: да, вот именно то, чем я хочу заниматься по жизни?

Не думаю, что был какой-то особенный момент. Мне кажется, что я всегда это знал, это то, к чему я всегда страстно относился.

А как вы хип-хопом заинтересовались?

Когда я был маленьким, то хип-хоп мне был не слишком интересен, но потом я стал жить в районе залива в Сан-Франциско, и там хорошего хип-хопа было просто не избежать. Плюс ко всему стиль хайфи стал набирать обороты, когда я ходил в школу. Наверное, именно тогда я и начал всем этим проникаться. Появились артисты, которым требовалась помощь дизайнеров для того, чтобы выпускать музыку.

TDE нашел вас или вы нашли TDE?

Я работал для Interscope, и на TDE меня вывел мой тогдашний босс.

Существует ли какой-то негласный свод правил того, как должна выглядеть пластинка, которую выпускают TDE?

Она должна просто выглядеть хорошо, вот и все. Это единственное, что имеет значение.

Вы в своей работе пытаетесь избежать каких-то визуальных стереотипов, связанных с хип-хопом?

Я не думаю, что стереотипы — это обязательно плохо. Главное, чтобы выглядело все достойно. Люди постоянно используют стереотипы во всех жанрах, и если это работает, то почему бы и нет. Взять, к примеру, альбомы исполнителя 2 Chainz — у него на обложках буквально изображены две здоровые золотые цепи, что на одном, что на другом.

Кстати, дизайн делала компания Канье Уэста DONDA.

Точно. Просто взяли и показали один из стереотипов в хип-хопе — золотые цепи. Не думаю, что в этом есть что-то дурное. И я точно так же намеренно ничего не избегаю.

Имеет ли значение формат, в котором выпускается альбом? Держите ли вы это в голове, когда придумываете обложку?

Само собой. Например, вот вы заказываете сэндвич, и есть большая разница: едите ли вы его в ресторане или берете с собой на вынос. И если берете с собой, то он должен быть упакован так, чтобы не размокнуть, пока вы его несете. У цифровых версий есть свое преимущества, но, если бюджет позволяет выпустить релиз на CD или виниле, то я все продумываю, чтобы и фотографии использовались большие, и были какие-то детали, на которые слушатель смог бы обратить внимание. Ну и, разумеется, обладание физическим объектом значит намного больше, чем рассматривание его на компьютере.

Есть ли какие-то альбомы с вашим оформлением, которые физически не выходили, но вы бы хотели, чтобы их выпустили?

Я оформил несколько синглов, которые были только в интернете. Было бы здорово, если бы «i» Кендрика Ламара или «Parental Advisory» Джей Рока вышли на носителях. Мне нравится, как получилась обложка сингла «Down On My Luck» Вика Менсы. Но по большей части все, чем я занимался, вышло физически.

Вы также работаете с лейблом рэпера Джей Коула Dreamville Records. Их требования отличаются от тех, которым вы следуете, когда оформляете релизы TDE?

И те, и другие воспринимают себя как семью, и те, и другие знают, что делают, и выпускают отличную музыку. И та, и другая компании пришли к успеху своими путями. Я бы не сказал, что есть какая-то разница в подходах. И TDE, и Dreamville просто нуждаются в качественном оформлении, которое выглядит хорошо.

Еще вы снимаете концерты и ездите в турне с различными артистами. С тем же Джей Коулом, как я понял, вы провели в пути достаточно времени. Какое событие в турах за прошедший год стало самым запоминающимся для вас?

Да, тур Джей Коула «Forest Hills Drive Tour» — это было что-то, я ездил на заключительный этап гастролей. Куча классных воспоминаний, потрясающие люди, от танцоров и музыкантов и до технического персонала — все были очень приветливые и дружелюбные. Больше всего запомнилось, когда нас чуть не смыло грозой. Дело было, кажется, в Айове, и Коула предупредили, что нужно будет закончить сильно раньше, чтобы не подвергать людей риску, но вместо того, чтобы отменять шоу, он решил начать раньше и собрал на сцене всех, кто был заявлен на разогреве. В итоге, концерт отыграли все вместе. Такое было один раз за весь тур, но это было нечто.

Вообще, турне — довольно утомительная деятельность, на самом деле, и в определенный момент они становятся весьма однообразными. Как будто проживаешь один и тот же день снова и снова, и так в течение нескольких месяцев. Смотришь одно и то же выступление каждый вечер, ведь сэт-листы не сильно меняются от концерта к концерту. Но бывает весело, конечно.

Ну вы зато наверное можете подобрать лучшую точку для съемок, посмотрев столько концертов.

Не совсем так, ведь все концертные залы разные, на самом деле. Да и не так это важно, ты просто идешь и снимаешь, главное, чтобы получились хорошие кадры.

получиться здорово. Я постоянно думал о том, что дизайн должен быть очень хорошим, потому что заранее знал, что влияние этого альбома будет огромным, вне зависимости от того, что там в итоге выйдет. Я знал, что должен сделать самое лучшее, на что я вообще способен.

Мне недавно пришла пластинка «To Pimp a Butterfly» по почте, и там на развороте отпечатан шрифт Брайля. Что это значит вообще и зачем он нужен на этом альбоме?

Нам показалось, что это здорово вписывается в концепцию пластинки. Мы хотели напечатать шрифт Брайля в буклете диска, но там слишком тонкая бумага для этого. Картон, который используется в оформлении виниловой пластинки, это сделать позволяет — вот мы и сделали.

Мы уже немного говорили о стереотипах в хип-хопе, и меня интересует, не был ли дизайн «To Pimp a Butterfly» своего рода попыткой сыграть на этих стереотипах? На обложке гротескно изображены воинствующие черные люди, которые врываются в Белый дом, и победно размахивают там бутылками с выпивкой и пачками денег. А альбом в это же самое время является как бы призывом побыстрей избавиться от этого стереотипа.

Я думаю, что то, как вы смотрите на эту обложку, как вы ее интерпретируете, зависит конкретно лично от вас как от слушателя. Вы субъективно имеете право переключить песню на альбоме и увидеть его обложку под другим углом. Я же ни о чем таком не думал, когда ее делал. Мотив был, скорее, другой: давайте сделаем что-то действительно хорошее, культовое, давайте сделаем что-то сильное. Я не думал ни о стереотипах, ни о каких-либо коннотациях, я просто хотел визуально и тематически сделать что-то, что будет значимым. И мне показалось, что у нас получилось отразить это в финальном продукте.

Вы сами-то, кстати, альбом на виниле уже держали в руках? Многие люди очень долго ждали именно этого издания «To Pimp a Butterfly», его выпустили только спустя полгода, причем после нескольких переносов.

Ну такое, как правило, случается с виниловыми пластинками, печать – дело суетное. Надо быть уверенным, что звучит и выглядит все правильно, что альбом правильно продается. Я думаю, что все, что я сделал на этом проекте – это то, чем можно гордиться, и я надеюсь, что все это пройдет проверку временем.

«To Pimp a Butterfly» номинировали на 11 премий «Грэмми», но среди номинаций нет приза за лучшую упаковку. Как считаете, вас недооценили?

Честно говоря, нет. Обычно награду за лучшую упаковку вручают таким людям, как Джек Уайт, который насыщает дизайн альбомов запредельным количеством «фишек». А я не думаю, что это бы сработало в случае с альбомом Кендрика, этот альбом в этом не нуждался. Ну то есть мне было бы, конечно, приятно получить номинацию, но Джек Уайт сделал винил, на котором, когда он крутится, можно увидеть маленькое вращающееся изображение ангела (имеется в виду издание альбома «Lazaretto», которое Уайт представлял как «Ultra LP», — прим. ред.). Я не могу с этим соревноваться, у меня просто технически нет для этого возможностей. К тому же, в конце концов, музыка важнее в данном случае. В ней есть посыл, на который в первую очередь должны реагировать люди. Моя работа по сравнению с этим находится на втором плане, но до тех пор, пока и эта музыка, и это изображение сочетаются, я счастлив. Награды — это награды, понимаете? Однажды, может быть, я их и получу, но пока что я просто очень счастлив и доволен тем, что у нас вышло.

С кем из артистов хотели бы поработать, для кого бы оформили альбом?

Дрейку хотел бы оформить. С Арианой Гранде было бы круто поработать, с Джастином Бибером, с Дипло и Скриллексом. Да со всеми, исполнителей, которым я бы ответил отказом очень мало, по правде говоря. Что касается не поп-артистов — мне нравятся Unknown Mortal Orchestra, Soulection, Boogie и Wet.

Какие обложки нравятся лично вам?

Мне очень нравится дизайн «Bitches Brew» Майлса Дэвиса, прекрасное оформление. Обложки моего любимого современного художника Марио Хьюго (оформял «Hazards of Love» Decembrists, «Unapologetic» Рианны и «Sound & Color» группы Alabama Shakes, — прим. ред.), он делает потрясающую работу. Я считаю, что существуют настолько потрясающие вещи, что по ним определяют целую эпоху — взять хотя бы дизайн пластинок на лейбле Blue Note. Люди до сих пор обращаются к ним, и воспринимают как прекрасные образцы искусства.

Не следите за тем, как развивается хип-хоп сцена в России?

К сожалению, нет.

Все поголовно отмечают, что развивается стремительно, и выходит на совершенно новый уровень. В связи с чем вопрос: вы представляете, что когда-нибудь оформите пластинку российского рэп-исполнителя?

Мне надо сначала услышать музыку, мне надо увидеть этих людей, понять, что это за люди. Отношения значат очень много: нужно, чтобы тебе нравились люди, с которыми ты работаешь, чтобы между вами было взаимоуважение, и даже взаимное восхищение. Это важнее всего, только из такого и может родиться хороший творческий продукт.